X-books.com.ua Современная мировая литература
тел: (067) 960-05-95, (099) 387-29-45
Найти
  Как купить книги Доставка и оплата Контакты
Книга добавлена в корзину
Продолжить выбор
Оформить заказ
новинки лучшее распродажа форум лит.клуб
мои заказы
Каталог: Художественная| Специальная| Детская| Дом и досуг 

Шорников В. > Воля к мысли: Уразумение «Идиота» Ф.М.Достоевского

sitemap
Авторы: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Сборники / Другие
Скидки от 20% до 70% на большую часть книг, что есть в наличии
Ищите акционные книги в разделе "Распродажа"
  
В. Шорников. Воля к мысли: Уразумение «Идиота» Ф.М.Достоевского Шорников В.   2016 г.   УРСС
Воля к мысли: Уразумение «Идиота» Ф.М.Достоевского   (Внесерийная)
188 стр.  Мягкая обложка
Купить книгуцена    210 грн.
на заказ

От издателя
Данная книга посвящена глубинам философии и психологии мышления. В  книге очень интенсивно используются материалы произведения Ф.М. Достоевского "Идиот". Автор исходит из положения о  том, что самоочевидность обыденных представлений о  мышлении сковывает и ограничивает мысль, тем самым ее умертвляя. Если же мысль жива, то она непрерывно движется и развивается. Лишь она сама в  этом развитии способна ответить на вопрос о  собственной сущности. Насколько беспредельным может быть развитие мысли, и пытается исследовать автор в  предлагаемой читателю работе.
Для всех, искренно ищущих смысл в  жизни.

Оглавление

Предисловие
Часть 1.
Посредством логоса
Часть 2.
Непосредственным  умом

Предисловие
Хотим  ли мы мыслить? Этот вопрос лишь на  первый взгляд выглядит риторическим. Речь ведь идет не  о  качестве разумного человека, не  о  его долге, а  именно о  его желании мыслить, о  потребности в  мысли. Дело в  том, что нынешним человеком, представляющим норму нашего общества, уже в  полной мере владеют идеи материального благополучия, комфорта, стабильности и  безопасности. А  это означает одновременно, что человек не  хочет, не  желает глубоко мыслить, ибо настоящая мысль всегда дискомфортна и  даже опасна. И  если он мыслить не  желает, то по-настоящему и  не  мыслит. Но  он все  же полагает себя разумным и  потому непрестанно выдумывает, измышляет разнообразные критерии своей разумности в  виде, например, коэффициента интеллектуального развития, фиксируемого различными тестами на  научной основе, сопутствующего ему успеха в  делах, карьерного роста, собственной известности и  популярности, и  еще многого, многого другого. Однако, самый главный критерий своего ума и  способности мыслить он находит вовсе не  в  себе, а  вовне: читая газеты и  журналы, глядя в  экран телевизора, общаясь с  друзьями, соседями, коллегами,  -- словом, везде он находит в  той или иной мере свое повторение, точно такое же, как у  него самого, представление о  жизни, о  смысле и  разуме. И  это является для него важнейшим подтверждением достоверности его собственных представлений: не  могут  же все или почти все заблуждаться? Но  в  этом-то как раз и  есть его самое большое заблуждение, его главная ошибка.
Глубокий ум всегда был редок и  всегда был одинок. Это одиночество, не  буквально понимаемое, конечно, но  во  всяком случае, очень и  очень далекое от  нынешней суеты, было для него чем-то вроде субстрата, некой питательной среды, в  которой он созревал в  своих размышлениях. Оно позволяло ему обратиться непосредственно к  самому себе и, избавившись от  всякого поверхностного волнения, в  спокойном самосозерцании достичь той самой глубины, о  которой идет речь. Ему не  требовалось никаких критериев, о  которых он никогда и  не  задумывался: ему достаточно было согласия с  самим собой. Все иное, внешнее уму, не  есть ум, по  определению.
Наш прогрессивный век стремительно сжал расстояния и  избавил нас в  большей части от  всякого вида одиночества. Нынешнему практическому человеку уже просто некогда побыть с  самим собой. Он все время на  поверхности и  все время барахтается, не  только не  погружаясь в  глубину, но  даже уже и  безотчетно ее пугаясь. Эта мутная поверхностная рябь, им самим устроенная вокруг себя, стала теперь критерием глубины мысли. В  повседневном мелкомыслии распался истинный смысл слов и  понятий. Человек не  просто отвык мыслить, он перестал понимать, что это значит. И  когда изредка он все  же желает и  даже жаждет этого, выясняется предельная слабость и  нерешительность его мысли, привыкшей к  суровому и  длительному ограничению. "Однако, человек хочет мыслить, но  не  может. Пожалуй, человек своим хотением мыслить хочет слишком много, и  потому может слишком мало..." (Мартин Хайдеггер, "Что значит мыслить"). Эта книга  -- исключительно для желающего мыслить читателя, для такого, который предпочитает недалекому благополучию и  комфорту непрестанное осмысление жизни.

отзывы []
 



быстрый выбор
0.38418412208557